Получить подарок
Введите свой e-mail и получите книгу в подарок
Выберите книгу
Мы получили Вашу заявку!
В ближайшее время книга придет на почту.
547 0

Интервью с Андреем Сидерским: о йоге, о картинах, о безопасности. (Часть 2)

Интервью с Андреем Сидерским: о йоге, о картинах, о безопасности. (Часть 2)

Давайте теперь вернемся к акции, которую вы провели совместно с коллегами.

— На самом деле никто не подозревал о том, что я задумал. Со стороны все это выглядело как крайне удачное, но совершенно случайное и непредвиденное стечение обстоятельств. В Киеве оказался очень богатый американец Джозеф Данхем, серьезно увлеченный йогой. Он не собирался сюда ехать, его к нам в буквальном смысле «занесло». Джо познакомился с местными йогинами, увидел, что они могут, ему понравилось. Он захотел у нас учиться. Но был 1992 год, Джо боялся «русской мафии», поэтому решил отыскать аналогичный стиль практики в каком-нибудь более достойном джентльмена месте. Вскоре он познакомился с Шри Паттабхи Джойсом, хранителем системы аштанга-виньяса-йога — динамичной атлетической системы йоги, которой присущи четкие движения. Данхем профинансировал трансъевропейское и трансамериканское турне Джойса, которое сопровождалось мощной рекламной поддержкой. Закончилось это тем, что на систему «подсели» голливудские звезды. Из Голливуда аштанга-виньяса-йога, а с нею и йога вообще, волной покатилась по всей Америке, Европе, дойдя до нас. Сейчас самые высокооплачиваемые инструкторы в любом фитнес-клубе — мастера йоги. Йога стала настолько модной и престижной, что ею усердно — и зачастую с пользой — занимаются и бывшие бандиты, и действующие политики.

Распространенный маркетинговый ход фитнес-клубов — заманивание на свои занятия известных публичных людей. Насколько он эффективен?

— Мы не разглашаем имен клиентов — считаю подобные действия неэтичными. Часто приходилось видеть в глазах публичных людей перманентный ужас по поводу того, что на них сейчас набросятся с дурацкими вопросами и просьбами где-нибудь немедленно расписаться. Таких клиентов нужно ограждать от повышенного внимания публики, и нам это, по-моему, удается. Во всяком случае, единственный человек, к которому в студии пристают с просьбой дать автограф, это я. Кроме того, бум на йогу сам по себе перекрывает любые маркетинговые уловки, да и мое имя работает. Иной раз приходится прятаться. Сейчас стараюсь работать только с теми, кто находится в очень сложной ситуации, понимая, что менее опытный инструктор такому человеку не поможет, а также с теми, кто мне просто симпатичен, и с очень сильными, интересными мне практиками. И деньги тут не имеют особого значения. У меня, помимо преподавания, есть другие источники доходов.

Картины — один из ваших дополнительных источников дохода?

— Скорее, речь идет о функциональных изображениях, строящихся по определенным принципам. На них — сочетания форм и цветов, которые тем или иным образом призваны модифицировать, скажем так, информационный контент окружающего пространства.

Что-то вроде абстракционизма?

— Некоторые абстракционисты этот эффект вычислили и умели использовать. В частности, Миро, Кандинский, Малевич...

Они двигались интуитивно?

— Не думаю. Кандинский очень хорошо знал, что делает. Гениальный был дядька! Он многие вещи просчитал. Например, характер воздействия геометрии тех или иных изображений на психику, влияние на восприятие плотности распределения визуальной информации в пространстве.

Я правильно понимаю, что, используя техники, о которых вы говорите, можно, например, у входа в кабинет директора повесить полотно, которое будет отпугивать всех, кто хочет попросить денег?

— Примерно. А если желающий и войдет внутрь, то денег не попросит. У меня были такие работы. Кстати, недавно в одном офисе был пожар. Сгорело абсолютно все, кроме моего полотна. Я сделал его много лет назад для одного своего друга, который занимался бензином, сгущенным молоком, оружием...


Картины Андрея Сидерского стимулируют восприятие трансцендентного, обретение внутреннего покоя и оказывают развивающее воздействие на сознание. В поле действия картин сознание очищается от «эмоциональных шоу» и несанкционированных подключений

Изображения создают условия вхождения сознания в состояние кристально чистой, четкой и твердой отрешенности, как важнейшего условия обретения свободы мышления и истинного творчества. Отрешенности, наполненной ясностью, силой, готовностью к адекватному восприятию и объективной обработке любой информации.

Они незаменимы в условиях психоэмоциональной наполненности среды: в местах скопления большого количества людей, в офисах, залах ожидания, на конференциях, предназначен лидерам, принимающим стратегические решения в бизнесе, политике, экономикеи, и, в первую очередь,людям, для которых интеллектуальное, физическое и духовное развитие является внутренней потребностью..

А. Сидерский был многократно представлен на выставках в США, Швейцарии, Великобритании с персональными выставками в Лондоне в галерее The Gallery in Cork Street, в элитном Harbour Club и в Wotton House – известном особняке 17-го века.

  

Молоком и оружием?

— Ну тогда время было такое. К нему часто заходили посетители... с распальцовкой. Картина, написанная мною, являлась модификатором состояния сознания клиента. Висела у директора за спиной. Садившийся напротив хозяина кабинета смотрел на изображение и утихомиривался. На эту удочку клевали даже очень взвинченные гости.

Иногда заказывают серии работ для офиса. Одна из таких «офисных» картин, висящая в просвете коридора, недалеко от кабинета руководителя, была призвана подготовить сотрудника или клиента к определенной психической обработке, которую произведет над ним директор компании...

Разве это этично?

— Где-то на грани... Но очень функционально! Впрочем, это пройденный этап. Сейчас я делаю другие работы, которые человека настраивают: дают ему пинок под зад в направлении его движения к просветлению.

Сейчас в Москве проходит выставка моих работ из серии «Дао». Рассказывают, что посетители прямо в выставочном зале садятся и медитируют. Картины помогают человеку естественным образом входить в состояние остановки внутреннего диалога, контроля над поведением ума.

Для одного знакомого разрабатываю проект скульптурно-парковой композиции для зоны отдыха в коттеджном поселке. Это психотронные «вставки» в ландшафтный дизайн. Вроде скульптуры, но не скульптуры, я называю их «трансформаторами информационного контента пространства». Они настраивают человека на спокойный расслабленный отдых или на включение в активное мозговое действие, в состояние предельной ясности и уравновешенности. На самом деле все уже придумали до нас. Японцы — сад камней, египтяне — пирамиды. Если знать, какой принцип за всем этим стоит и как им пользоваться, можно сделать что угодно! А с моими полотнами — одна проблема: очень много заказов, просто не успеваю их писать.

Не пробовали повысить цену?

— Цена для нашего рынка и так крутовата — $20 тыс. Хотя если будет участие в серьезных международных вернисажах (а к тому все идет), стоимость в ближайшие пару лет увеличится на порядок. Впрочем, нередко дарю свои полотна или продаю, как говорится, за «сколько дашь».

Получается, писать картины — ваша самая прибыльная работа?

— Работа? Я вообще очень не люблю работать — в советское время наработался, тем более ради денег. Все, что делаю, — хобби. Мне просто интересно посмотреть, что из этого получится. Сейчас разрабатываю методическую систему применения йоговских техник в современных условиях. Ведь наши реалии отличны от средневековой Индии, для которых писались большинство методик, описанных в старинных трактатах. Денег это практически не приносит. Но, если действовать с позиции намерения, то мир дает тебе ровно столько, сколько необходимо, чтобы успешно сделать очередной шаг. А для всего остального деньги мне не нужны, я годами хожу в одной и той же одежде и обуви, пока не стану выглядеть совсем уж неприлично. Одни джинсы, одни ботинки, один свитер. Машина самая обыкновенная — и та не моя, а жены. Знаю, что должен довести до ума методику, потому что никто другой этого не сделает.

 

Комментариев нет

или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии